Понедельник, 18.06.2018, 20:21
Приветствую Вас Гость | RSS
Вход на сайт
Друзья сайта
ГЕЙ ФОРУМ GAY LIFE

SEX GAY LIFE

LIVE GAY LIFE

SLOGAN GAY LIFE

LOVE GAY LIFE

STORY GAY LIFE

NEWS GAY LIFE
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Гей рассказы Погонщика

Гей истории, рассказы Погонщика

Главная » 2016 » Сентябрь » 25 » Шаг вправо, шаг влево (часть 1)
10:35
Шаг вправо, шаг влево (часть 1)

Шаг вправо, шаг влево считается побегом.... Но если разобраться, то шаг вправо, а потом, следующий за ним шаг влево - это возврат на прежнюю дорогу.... На прежнюю колею. И вот сделан шаг вправо. И что? Что там? А там совершенно все по-другому.... Там - или идти дальше - в неизведанное, полное опасностей "незримое далёко", туда, где все ново, все в первый раз, где могут подстерегать любые неожиданности, и где, надо быть готовым встретить их с высоко поднятой головой.... Или же - обратно. Туда, где все привычно, где не надо особо думать, где жизнь, наглухо забитая в эту раздолбанную колею даже и не делает попытки вильнуть куда-либо.... Туда, где все знакомо, все предсказуемо....

Так все-таки - что лучше?

Шаг вправо?

Шаг вправо

-Малой, чё разлегся? Айда прошвырнемся!

-Пошел ты.....

-Ты чё в натуре.... Дай денег.

-Отвали.

-Малой, ты заебал. Жрать охота, ты че как падла?

-Коца, спать хочу, - парень с видимым удовольствием потянулся.

-А я хавать хочу. А еще и пива, - второй, достав пачку "Marlboro" щелчком извлек из нее сигарету.

-А где твои? - первый искоса посмотрел на пачку и широко зевнул.

-А то не знаешь....

-Ха! - парень резко выдохнул воздух и широко улыбнулся. - Ты ей сколько палок-то кинул? Хоть пару засандалил?

-Пару, пару.... Хуяру.... Я их что, считал? - недовольно буркнул тот, которого называли Коца.

Первый лишь равнодушно махнул рукой и отвернулся.

-Малой, ну ты чё кобенишься, пошли пожрем, - Коца часто затягиваясь курил сигарету.

-Ладно, хрен с тобой, пошли, - Малой легко поднялся с лавочки и опять с хрустом потянулся. - Все равно весь сон разогнал.

-Давно бы так, - обрадовался Коца. - До чего ж дерьмовые сигареты, - продолжил он, когда они двинулись вверх по лестнице, - никак не могу накуриться.

-Не хер было на них деньги палить. Да на шлюху эту тоже, - равнодушно произнес Малой, шедший впереди.

-Ты чё, забыл? Это ж не мои сигареты, а того кренделя.

-А-а-а-а....

-Куда пойдем? - спросил Коца, когда они уже выбрались на привокзальную площадь.

-В ЦеКушник, бля.... Куда.... Айда по шашлыку и пива....

Через пять минут оба пацана сидели за столиком летнего кафе и поглощали приобретенное. Коца с жадностью набросился на шашлык и баночный "Tuborg", Малой же лениво курил, попивая все тот же "Tuborg" и равнодушно посматривая по сторонам. Его шашлык оставался нетронутым.

-Кстати, а Сава с утра не показывался?

Коца замотал головой, прожевывая кусок, а прожевав и запив это все изрядной порцией пива, ответил:

-Он как за шалой поехал, так и не было.

-Вот, бля, чего ему не хватает, - зло сплюнул под ноги Малой. - Брал бы здесь, у Руслана.... Так нет же - понесло его.... Теперь хрен его знает, когда объявится.

-Говорит, там забористей. Цепляет она его лучше.

-Мудак. Когда он щас придет?

К вечеру, поди, объявится. Вечером-то коцаем? - Коца допил пиво и целясь одним глазом, запустил банку в урну. Банка, описав дугу, упала в метре от урны и покатилась в сторону торговок семечками.

-Не знаю, - протянул Малой, разглядывая асфальт под ногами. - Седня к себе хотел рвануть.

-На хуя? - искренне удивился Коца.

-Сестру попроведовать.

-Ну-ну.... Заметут они там тебя, как пить дать.

Малой недовольно скривился и промолчал.

-А мы чё вдвоем пойдем?

-А чё вам, привыкать что ли?

-Бабла на развод дашь?

-Пошел ты на хер, блядь..... Я еще никуда не собрался, ты у меня уже деньги клянчишь. Свои не надо было проебывать, - разозлился Малой.

-Чё орешь-то.... Подумаешь.... Сёдня заработаем....

-Заработаешь ты, ага! Пиздюлей опять получишь, вот и весь твой заработок.

-Так с Савой же пойдем.

-Где он, твой Сава?

-Объявится, - неуверенно сказал Коца.

-Он куда поехал? На Перевалку? Так? - и не дожидаясь ответа, Малой продолжил. - Так у него пол Перевалки родни да знакомых. Хрена тебе лысого он сегодня вернется.

-Во, бля, классно получается. Ты свинтишь в свой Искитим. Сава на Перевалке тащится, а мне что делать?

Вместо ответа Малой полез в карман спортивных штанов и извлек смятый полтинник.

-Коц, сгоняй еще, а?

-Чё, пацана нашел? - вроде бы как обиделся тот и стал оглядываться.

Малой ничего не ответил, а лениво развалившись на кресле, ковырял спичкой в зубах.

-Во! - произнес удовлетворенно Коца и тут же крикнул. - Э, пацан, ком сюда!

Малой медленно повернул голову и посмотрел на того, кому кричал приятель. Щупленький пацан, лет восемнадцати, с сумкой через плечо только что отошел от торговки семечками.

-Я что ли? - спросил он и нервно облизнул губы.

-Ты, ты...

Тот неуверенно приблизился, не понимая, что от него хочет этот парень с наглыми глазами и большим уродливым шрамом на бритой почти под ноль голове, вальяжно раскинувшийся на пластмассовом кресле.

-Слышь, купи нам пару "Короны" вон там, - и Коца протянул пацану полтинник.

Тот не знал как себя вести. Вроде бы по всем понятиям надлежало отказаться и даже в грубой форме послать наглеца куда подальше, но что-то мешало ему поступить именно так. Наверное взгляд этого парня, который вмиг из наглого превратился в тяжелый. А скорее всего второй парень, который сидел к нему спиной и даже не обернулся при приближении паренька. Словно и не существовало его здесь, словно и не было только что этого наглого требования. Как бы то не было, парень решил не рисковать, а может и не связываться, кто ж его знает, а молча взяв полтинник, отправился к киоскам.

-Хули светишься? - негромко спросил Малой, когда тот отошел.

-А чё? Нормалек. Я ему даже спасибо скажу.

-Дурак ты, Коц, - равнодушно произнес Малой, не меняя позы.

-Пошел ты.... - беззлобно выругался последний.

Подошел парнишка. Молча поставил на стол две бутылки пива, положив рядом сдачу, коротко мазанул взглядом по Коце.

-Сенькью, брателло, - задушевно произнес Коца.

Тот поспешил отойти.

***

Малой, сидя напротив Коцы и не торопясь попивая "Корону", размышлял о предстоящем вечере. Идти на дело, коцать, как говорил его приятель, совсем не хотелось. Да и опасно это было. Потому как минувшей ночью они именно этим и занимались. И против обыкновения не проследили за ограбленным солдатиком. Хотя тот и собирался ехать домой, да кто ж его знает, куда он направился после всего того, что произошло. "Нет, по любому он в ментовку не стал заявлять. Иначе бы нас уже нашли. А так получается прошло уже двенадцать часов. Менты внимания не обращают, значит все пучком", - Малой сплюнул в сторону и посмотрел на Коцу. Тот, булькая своим пивом, озирался по сторонам.

"Вот кому никаких забот, - подумал Малой. - И менты Коцу совсем не волнуют. Подавай ему новую жертву. А мне на хер это не нужно. Вот к сестре бы съездить, давно не виделся".

Сестра Малого, десятилетняя Поля жила в детском доме, который находился в городе Искитиме - в часе езде на электричке. Собственно и сам Малой был оттуда. Да только детский дом - это было не его.... Когда ему исполнилось семнадцать лет, он первый раз сбежал из опостылевшей казармы. Да помотавшись по городу, не солоно хлебавши, вернулся снова. Оно и правильно - куда пацану без денег, без знакомых, без друзей в большом городе. Однако вкусивши волюшки, вскоре он снова почувствовал необходимую потребность покинуть опостылевшие стены. Сказано - сделано. В этот раз его отлучка была куда как продолжительней. Потому как познакомился Малой на вокзале с клевыми пацанами. Познакомился и совершенно органично влился в их кампанию. Занимались они мелким воровством, которое по их понятиям воровством-то не считалось. Так, забава одна. Обчистить карманы какого-нибудь пьяного, коцануть ровесника, и тому подобное.... Ночевали где придется: когда проникали в электрички, ожидающие первого утреннего рейса, когда ошивались на вокзале, когда было тепло спали в скверике на лавочках. Но с приходом осени в эту беззаботную жизнь вплелись новые проблемы - зимняя одежда и ночевка. Одежды у Малого не было, вся она осталась в детдоме. И с ночевкой становилось туговато. Ранее можно было переночевать в вокзальных катакомбах. Но с генеральной реконструкцией всего вокзала на входы в эти катакомбы поставили надежные решетки. Пару раз он ночевал на каких-то блатхатах, но там не понравилось, да и спать тоже было негде. Разве что на полу, на ворохе грязного тряпья. Его ровесники и приятели из компании постепенно стали отсеиваться кто куда. Кто подался в более теплые края на перекладных электричках, кто просто по-тихому слинял в неизвестном направлении, а у кого обнаружились родственники в городе.... Так к началу зимы Малой остался совсем один из их кампании. Решение ехать в свой детский дом возникло само собой.

Там о Малом уже успели все забыть. Это раньше, лет десять назад, убежавшего воспитанника искали с милицией. Теперь настали другие времена. И всему контингенту воспитателей на судьбу своих подопечных было откровенно говоря наплевать. Тем более на таких великовозрастных балбесов, как Малой, которому до выпуска оставался неполный год. В детском доме его встретили с брезгливой гримасой на лице: "Ну что, соколик, нагулялся? А мы на тебя в розыск подали". Конечно, чисто формально руководство должно было поставить в известность милицию в связи со сбежавшим воспитанником. Но и в милиции розыск сбежавшего детдомовца вели тоже совершенно формально, посему Малой мог не опасаясь спокойно разгуливать по вокзалу под самым носом ментов.

Короче, его возвращение в родные стены ограничилось беседой с инспектором по делам несовершеннолетних, замордованной жизнью, немолодой женщиной. Ей тоже было наплевать на Малого и его судьбу, и закончилось все тем, что в соответствующих списках напротив его фамилии поставили то ли галочку, то ли пометку.... Одним словом, взяли его на учет.... На том все и закончилось.

А с наступлением весны Малого благополучно выперли из стен детского дома, так как исполнилось ему восемнадцать лет. Дали ему направление на стройку подсобным рабочим. Почему подсобным - потому что занятия в профильном училище, которое по окончанию школы должен был посещать Малой, он совершенно игнорировал. Дали направление в муниципальную общагу, выдали на руки паспорт и приписное свидетельство. И все. С этого и началось свободное плавание Малькова Никиты Александровича.

Все справки, направления и приписное свидетельство он благополучно сжег на ближайшей же стройке. А сам подался в знакомую стихию - на вокзал, в город....

Из всей знакомой толпы он повстречал там только Саву - большого медлительного пацана, девятнадцати лет отроду, жившего на недалекой от вокзала Перевалке. Расспросы о прошлых приятелях-корефанах ни к чему не привели. Сава про них ничего не знал. Малой и не задумывался, когда уезжал из детдома, что он будет делать на вокзале. Для него этого вопроса как бы не существовало. Найдет прошлогодних приятелей, а дальше пойдет все как по маслу. Жизнь единственным днем, главной заботой которой было раздобыть денег на еду, бухло и траву. Последнюю Малой стал курить еще будучи воспитанником детского дома. Собственно этим там занимались практически все, доставая денег на нее самыми различными способами. Более того, некоторые употребляли и что покрепче, но Малого в эту сторону не тянуло никогда.

Но прошлогодних приятелей не было, и перед Малым отчетливо встала перспектива добычи средств к дальнейшему существованию. Добывать деньги так, как они это делали все кодлой было опасно. Все-таки в одиночку Малой бы это не потянул. Да и росточка он был невысокого, хоть и крепкий в плечах. Нет, этот вариант отпадал. А ничего лучшего Малой придумать не мог. Сава вечером уехал к себе домой и Малой остался совершенно один на громадном вокзале. Он уже было собирался пойти и попробовать залезть в одну из электричек, чтоб там заночевать, как совершенно неожиданно к нему подвалил среднего роста мужик с бутылкой пива в руках. Малой не заставил себя упрашивать. Легко пошел на контакт и вскоре за обе щеки уплетал горячий беляш, запивая это пивом. Мужик казался совершенно не опасным, тем более что он ждал здесь поезд, который должен был прибыть рано утром. После третьего беляша мужик предложил пойти осмотреть ночной город с высоты двенадцатиэтажного дома. Малой насторожился, но окинув цепким взглядом фигуру своего нового знакомого, решил, что ничего плохого произойти не может. Взять с него нечего, а что касается остального, то он всегда успеет убежать.

Ничего плохого не произошло, за исключением того, что мужик, как только они забрались на переходной этаж сравнительно нового дома, принялся в открытую лапать Малого. "Ты чё, пидор что ли?", - больше удивился, чем испугался Малой. А ведь с виду был такой нормальный мужик.... Мужик, сипло и натужно дыша, выдавил из себя: "Дай отсосать, пожалуйста". "Чё жалко что ли, на, соси", - и Малой расстегнул штаны. Но как только мужик, сев на корточки, приблизил свое лицо к паху Малого, получил сокрушительный удар коленкой под подбородок. Удар был настолько силен, и настолько неожидан, что мужик отлетел к соседней стенке. "Ты чего?", - только и успел сказать он, как получил кроссовкой в переносицу. А потом еще. Больше мужик не предпринимал попыток подняться. А Малой, застегнувшись, торопливо сбежал с лестницы и пошел спать в ночную электричку.

Встреча с голубым у Малого была впервые. До этого, год назад, пацаны рассказывали, что почти каждому из них пришлось в той или иной мере повстречаться с такими людьми. От них-то Малой и узнал как надо поступать в таких ситуациях. Вот и пригодились эти знания....

Одиночество Малого было недолгим. Вскоре мало-помалу он познакомился с вокзальными носильщиками, таксистами и прочим контингентом. Голодным он не был никогда, и даже маленькие деньги у него водились, так как носильщики иногда позволяли помогать им перетаскивать вещи, когда случался наплыв пассажиров-барахольщиков. Спал он у носильщиков в их помещении, и они даже разрешали ему мыться в вокзальном душе, который использовался обслуживающим персоналом. Так что Малой не в коем случае не запаршивел на вокзале. Да и не грозило ему это - все-таки он всегда старался поддерживать свой внешний вид, чего бы это ему не стоило.

Но это было все не то.... Не то, что хотел Малой, не то, к чему он стремился. Он хотел полной свободы от всех, а не этой зависимости, пусть и не навязчивой, но все-таки.... А полная свобода могла быть только при наличии денег, да денег немалых.... Но только как раздобыть эти самые деньги? Голова Малого была постоянно занята этим вопросом. Но как назло ничего путного не придумывалось. Да и не могло придуматься, так как большие деньги можно было заработать большой работой, либо не менее большим же воровством. Ни к тому, ни к другому Малой сызмальства был не приручен. Так бы, наверное, он и остался в подручных у носильщиков, пока случай не свел его с Коцой.

Коцу на самом деле звали Пашкой и познакомились они на том же самом вокзале. Коца приехал на перекладных электричках из Барнаула и собирался ехать дальше на запад, искать где теплее и сытнее жизнь. Родители-алкоголики его не волновали, тем более, что отцов у него перебывало наверное столько, сколько ему было лет. А был Коца на год старше Малого и выглядел устрашающе. Почти через всю бритую голову у него тянулся причудливой формы шрам, который он получил в детстве, попав на машине в автокатастрофу. Так он говорил Малому, но у того не возникало никакой охоты расспрашивать Коцу о происхождении шрама. Просто сам рассказал, предвидя возможные расспросы. Да и Коцой его прозвали из-за этого шрама, хотя и не только. Любимое словечко Коцы было слово коцать.... И полный его смысл вскоре и узнал Малой.

А познакомились они просто. Малой сидел на уличной лавочке и от нечего делать пил только что купленное на заработанные деньги пиво. К нему развязанной походкой подошел парнишка со шрамом и спокойно плюхнулся рядом. Малой покосился, но промолчал. Парень покосился на пиво. Малой предложил. Тот не отказался. Через три часа под воздействием спирта, купленного в тихушку неподалеку, они стали если не закадычными друзьями, то уж приятелями - точно.

Вот именно Коца и подсказал Малому простой и почти безопасный способ добычи денег.

***

-Ну чё молчишь, делать-то что будем? - вывел Малого из задумчивости голос Коцы.

-А что ты предлагаешь?

-То же самое. Денег-то у меня нет.

-Опасное это дело, Коц. Два раза подряд.... Тем более что вдвоем, без Савы.

-Хули там опасного. Чё он, по-твоему, в ментовку побежит, - Коца сплюнул под ноги. - Хоть раз такое было?

-Ну не было, - вынуждено согласился Малой. - Так может быть.

-О ёб т ть.... Я тебя не узнаю. Чего зассал?

-Да пошел ты.... Зассал, зассал.... Ух, блядь, герой нашелся. Ты подумай, как мы вдвоем его развести сможем. Коцаной своей головой подумай! Помнишь, что было прошлый раз, когда без Савы пошли, помнишь? Когда я тебе спирт под нос пихал, чтобы очнулся. Чё, забыл?

-Подумаешь, - презрительно протянул Коца. - Проколы у всякого бывают. Кто ж знал, что тот филин из десантуры.

-А я тебе тогда говорил и пихал ногой под столом, что сваливать пора. Так нет же.... Еще скажи спасибо, что в ментовку не поволок, а пиздюлями ограничился. Не-е-е, без Савы делать нечего.

-Ну и давай подождем его.

Вместо ответа Малой равнодушно пожал плечами.

-Слушай, Малой, ты ж знаешь, где от тырситься. Поехали, сгоняем, а?

-Думаешь охота?

-А че делать? До вечера глухо. А там хоть травы у него возьмем.

-Даст он, ага... - с сомнением протянул Малой.

-Даст, это уже мои проблемы. Ну чё, двинули?

-Да блин, в Искитим бы смотаться....

-Давай ты завтра в Искитим рванешь. И я тогда с тобой за компанию. А седня, сам понимаешь, куда без денег. У меня болт, да и у тебя, поди не густо?

-Хуй его знает, щас посмотрю.

Малой извлек из кармана спортивных штанов сложенную вдвое пачку купюр. Не торопясь пересчитал их. Все это время, Коца, подавшись вперед не спускал глаз с рук Малого, стараясь считать вместе с ним.

-Всего-то пятихатка, и та не полностью, - презрительно процедил он. - А тебе сеструхе еще подарок купить надо, сам же говорил.

-Ну все, бля, все! Поехали к Саве! - Малой решительно поднялся.

-Давно бы так, - добродушно проворчал Коца, поднимаясь вслед за ним.

На столе осталась лежать ополовиненная пачка "Marlboro"...

***

С тех пор, как он познакомился с Коцой, жизнь Малого кардинально переменилась. Нет, внешне все осталось как и прежде. Изменилось только внутреннее содержание. И было это связано с новым способом добычи денег. А способ был на первый взгляд простой - этому Коца научился еще в своем родном Барнауле. И представлял этот способ не что иное, как коцание солдатиков. Главным образом дембелей. Еще реже - отпускников. И еще реже - просто гражданских, но обязательно молодых.

Главная сложность этого способа заключалась в двух моментах. Первый - это найти подходящего дембеля, так как одиночный дембель - явление довольно редкое. Второй - наладить с ним контакт. По преодолению этих двух моментов все остальное было сущей ерундой. Подходящее кафе недалеко от вокзала, водка, водка и еще раз водка.... Иногда Лариска, местная вокзальная проститутка, одного с Коцой возраста. Но она была нужна только тогда, когда новоявленный знакомый начинал настойчиво требовать бабу.... А так Лариска в общем разводе участия не принимала. Все это распитие сопровождалось оживленной беседой. Но всему наступал конец. Ежели солдата развезло, и он всячески утрачивал свою бдительность, его, пьяного садили на поезд, по пути проверив содержание карманов и выгребя оттуда все мало-мальски ценное. Если солдат бдительности не терял, его под благовидным предлогом выводили на улицу, а там его, бедненького, уже ждал Сава. Итог был тот же - солдат прощался с содержимым своих карманов. Нет, они забирали не все. Ему оставалась мизерная сумма на проезд, а так же давались категорические угрозы по поводу не обращения в ментовку. Угрозы скреплялись несильными ударами поддых и свирепыми физиономиями Савы и Коцы.

Проколов с ментовкой не было ни разу. Да и какой дембель будет мурыжиться здесь на вокзале в ожидании того, когда милиция найдет его обидчиков. А ведь менты требовали именно этого. Не повезут же они на опознание в какой-нибудь Мухосранск очередного выловленного подозреваемого. Это одно. Другое - то, что не всякий дембель пойдет в ментовку, будучи в сильном подпитии, прекрасно понимая, что сам виноват.

Это, да еще кое-что, Коца и объяснил популярно Малому, убеждая его, что риск в этом случае минимален. Малой с сомнением качал головой, прекрасно осознавая, что им двоим с этим делом не справиться. Коца согласно кивал головой, говоря, что у них в Барнауле был специальный паренек, крутой комплекции, который в самом разводе участия не принимал, а нужен был только на конечной стадии. Вот тут-то Малой и вспомнил о Саве.

Можно сказать, что с того дня и родилось их преступное узкоспециализированное сообщество, в котором все роли были строго распределены. Кандидатов на развод искали Коца с Малым. Подходил знакомиться Малой. Причем это получалось у него легко и совершенно естественно. Да и солдаты шли с ним на контакт охотно и без напрягов. Еще бы - простой, невысокого роста, белобрысый паренек. Улыбчивый, в чем-то даже обаятельный. Простой наивный взгляд голубых глазенок. С восторгом и той же самой наивностью любуется пестрой дембельской формой (один из вариантов). Рассказывает, что ему тоже скоро в армию, просит рассказать, как там служится, как с дедовщиной, ведь он такой маленький. Как тут не разоткровенничаться бравому дембелю, как не отказать парнишке и выпить с ним пару бутылок пива, тем более что он угощает. А дальше вариантов развития беседы было много. Но все они неизменно оканчивались в каком-нибудь кафе. Но всегда разном, благо они в изобилии располагались в привокзальных окрестностях. На определенном этапе беседы к ним присоединялся Коца с обязательной кепкой на голове (чтобы не пугать солдата своим шрамом). Коца по легенде был старшим братом Малого и "найдя" того сильно возмущался тем, что он шляется по вокзалу, в то время как мать одна с хозяйством колготится. А дома свиньи не кормлены, скотина не поеная. А Малой тут прохлаждается.

Этот ход придумал сам Малой. До этого они знакомились с Коцой сразу вместе. И не всегда удачно, так как видя перед собой двух человек, хоть и не сильно опасных с вида, но все-таки..., солдаты не всегда охотно шли на контакт.

А тут если у солдатика и были хоть какие-нибудь подозрения относительно Малого, то они вмиг развеивались, едва он узнавал, что Малой на правах падчерицы-Золушки пашет и пашет в своем хозяйстве. Далее опять все могло протекать по-разному, но заканчивалось тем, что солдат пил водку в компании Коцы и Малого, не мало не боясь их, так как впечатление какого-либо криминала они не производили. Особенно Малой, с чистыми наивными глазами. Да и Коца, когда надо, умел быть разговорчивым и обаятельным.

Сава все это время следил за ними издали, и знал в какое именно кафе они направляются. А дальше, спокойно привалясь плечом к стене, терпеливо дожидался сигнала.

Что было потом - нетрудно догадаться, да и описано это выше.... Непосредственно в отнимании денег принимали участие Коца и Сава. Малой находился в кафе. Если солдатик сильно выехал, и его надо было вести на поезд, этим занимались опять Малой и Коца. Они никогда не бросали его на пол дороге, хотя и сами сильно светиться не старались. Именно в этом процессе и происходила экспроприация денег, причем исключительно усилиями Коцы. Но такие ситуации, когда солдатик сильно опьянел, были не так уж и часты. В основном все-таки до этого старались дело не доводить, а совершить все по быстрому, с минимальными затратами времени.

Большой прокол был единственный раз, когда Малой познакомился с дембелем, служившим в десанте. И хоть парень и оказался общительным и веселым и пил водку наравне с пацанами, Малой все равно чувствовал грызущие изнутри беспокойство, что в это раз ничего не получится.... Он даже пытался подать знак Коце, сидевшему напротив: усиленно пихал того ногой под столом. Ведь Савы с ними тогда не было. Но Коцу понесло. Особенно тогда, когда он увидел в руках у десантника увесистый кожаный лопатник. Ну и ничего у них не вышло - солдат навешал Коце таких пиздюлей, что последний натурально потерял сознание.... Досталось тогда и Малому, но не сильно...

Но это был единственный прокол, после которого Малой зарекся подходить к десантникам и вообще ко всем "береточникам". Все остальные случаи протекали куда как успешнее. Добыча была в основном не маленькая - какой солдат поедет на дембель пустой? Тот, который едет без денег, тот и в форме будет обычной, и не выделяться этой показной пестротой. Это тоже вскоре уяснил Малой и при поиске всегда старался зацепить именно таких вот кандидатов. Вся добыча делилась пополам, а потом уже каждый был волен распоряжаться ей как вздумается. В основном, все добытые деньги уходили на баб, пиво, спирт и травку, а потом все повторялось по новой.

Как бы то не было, и хоть и роли в этом тандеме были распределены, выходить "на дело" без кого-то они даже и не пытались. Хотя Коца пару раз и подбивал Малого отказаться от Савы, но тот каждый раз напоминал ему историю с десантником, и Коца ненадолго, но затыкался. Вот и сегодня выходить на охоту без надежного Савы было опрометчиво.

***

Дребезжащий оранжевый "Икарус" - гармошка быстро их доставил до места. И место это называлось Перевалка, район, целиком застроенный частными домами и славившийся своей криминогенной обстановкой. Малой несколько раз бывал у Савы и поэтому уверенно шел вперед, с легкостью ориентируясь в хитросплетении узких улочек. Коца, чуть поотстав, шел за Малым, то и дело озираясь по сторонам.

-Слышь, Малой, а че тут народу нет? Все как будто повымерли.

-Они в домах сидят и за тобой наблюдают, - усмехнувшись, ответил Малой.

-Не, правда, где люди-то?

И люди не замедлили появиться. Из бокового переулка им навстречу вышла толпа, численностью четыре человека. Все ровесники, или же чуть-чуть постарше. То, что они пройдут мимо Малого и Коцы, не приходилось и думать. Малой резко остановился и засунув руки в карманы стал ждать приближения толпы. Коца встал рядом с ним, нагнув свою лобастую голову, да так, что его безобразный шрам предстал во всей красе.

-Кто такие, куда тырсите? - растягивая слова, спросил один из пацанов в громадного размера кепке-аэродроме на голове. Хоть и погода была теплая, на нем окромя этой нелепой кепки была надета длинная кожаная куртка. Осенние сапоги и спортивные штаны, небрежно заправленные в них, дополняли картину.

-Ебёт? - вопросом на вопрос ответил Коца и длинно сплюнул в сторону.

-Ты чё такой грубый? - вроде бы как недоуменно спросил второй пацан, медленно двигаясь в обход Коцы. Третий начал делать такой же маневр справа от Малого.

-Спокуха, братва, - поднял руку Малой. - Мы здесь по делу. Идем к Саве.

-К Са-а-ве? - недоверчиво протянул "аэродром". - Нужны вы ему....

-Похезали с нами. Секанешь, - кивнул Малой, краем глаза отметив, что движения слева от него прекратились.

-Мужики, я этого знаю, - неожиданно сказал четвертый, до этого стоявший немного поодаль. При этих словах он выдвинулся вперед. - Этот кент с Савой на вокзале солдатов обувает, - он кивнул на Малого.

-И что, сильно обувает? - заинтересовался "аэродром".

-А это ты у Савы сам спросишь, ежели он тебе отвечать захочет, - сказал Коца, до этого исподлобья разглядывавший вожака.

-Нет, блядь, он определенно на пиздюли нарывается, - подал голос второй, тот, что стоял справа от Коцы.

-А ты рискни, - резко обернулся и ощерился тот.

-Хоп, Коц, пошли, - негромко сказал Малой и легонько толкнул приятеля плечом. - Мы сюда не за этим пришли.

-Не торопись, братан. Филки е? - негромко спросил вожак, приподняв в усмешке уголок рта.

-Чего? - Малой удивленно поднял брови. - Ты глянь, Коца, совсем охуели.

На этих словах он вполоборота повернулся к приятелю, выпустив из поля зрения того, кто стоял слева от него. Вот этого делать было не стоило. Раздалось легкое цвырканье - звук, которым наездники подгоняют лошадей, и в тот же миг на Малого обрушился сильный удар. Все-таки краем глаза он успел увидеть движущийся в его сторону кулак и слегка отклонился, что, впрочем, мало помогло ему. Кулак, до этого метивший в висок, угодил точнёхонько в ухо. Малой, не выпуская из поля зрения вожака - "аэродрома" немедленно двинул локтем в ненавистную харю, стоявшую слева и одновременно с этим поддел под челюсть вожака. Коца, с первых минут драки верно оценивший обстановку, коротким и точным ударом поддых вырубил наглого кента, стоявшего рядом с ним. Кент кулем повалился на дорогу. Но они оба упустили четвертого, сосредоточив свое внимание на вожаке. Оно и правильно - вожак, которому удар Малого казалось не причинил никакого вреда, провел классическую "двойку" с разворотом - левой, отвлекающий, в голову, правой - в солнечное сплетение.... Раздался утробный всхлип и Малой, согнувшись пополам, медленно осел в придорожную пыль. Воздух немедленно прорезал неприятный свист, и лицо Коцы обожгло багрово красной полосой; кожа лопнула, и лицо мгновенно залило кровью. Эта была велосипедная цепь, удачный взмах которой сзади Коцы, немедленно вывел его из строя. Он еще успел обернуться, не отрывая руки от лица и силясь понять причину произошедшего. Но лучше бы он этого не делал. Сильный удар ногой в живот заставил согнуться и его....

Дальше ни Малой, ни Коца ничего не помнили. Их, лежащих неподвижно в густой и вязкой пыли еще немного попинали, но уже просто так, для острастки, обшарили карманы и неспешно удалились.... Поход на Перевалку окончился плачевно....

***

-Это Шифер со своей кодлой, больше некому, - убежденно произнес щупленький парень с крысиной мордочкой, передавая косяк приятелю.

Тот, сделав несколько частых затяжек и с наслаждением выпустив облако густого едкого дыма, нервно провел языком по пересохшим губам.

-Ага. Они с Савой вот так живут, - и выставив два указательных пальца с жирной черной каемкой потыкал ими по направлению друг к другу.

Сам Сава лежал на застеленной цветастым лоснящимся от грязи одеялом кровати и не подавал признаков жизни. На столе стояла початая бутылка водки в окружении разнокалиберных стаканов и чашек с немудреной снедью.

***

Это и было обиталище Савы, в которое Малой и Коца попали спустя полчаса после стычки с Шифером. Первым пришел в себя Коца: приподнявшись на дороге, он, морщась от боли, отполз к обветшалому забору и рывком разорвав на себе футболку стал аккуратно обтирать сочившуюся кровь. Казалось кровь течет отовсюду - она заливала правый глаз, подбородок и обильно капала на голую грудь. Скривившись, Коца посмотрел на Малого. Тот, свернувшись калачиком лежал поодаль от него и не шевелился.

-Малой, - сипло окликнул его Сава.

-Малой! - уже чуть погромче.

В ответ раздался слабый стон. "Живой", - пробормотал Коца и вновь занялся собственным лицом. Минут через пять встал на четвереньки и Малой, и помотав головой посмотрел на Саву.

-Чё у тебя рожа такая серая? - удивился Коца, сплюнув кровь далеко в сторону.

-Охуеть! - удивился Малой. - Коца, ты себя-то видел?

И действительно - на Коцу без содрогания нельзя было смотреть. Опухший, залитый кровью глаз, рассеченная щека, все лицо в потеках крови. И эта самая кровь повсюду - на штанах, на груди, на ставшей вмиг красной футболке, на придорожной траве...

-Догадываюсь.

-Чем тебя? - морщась от боли, Малой дополз до Коцы и обессилено привалился спиной к забору.

-Хуй его знает, цепью наверное, - равнодушно ответил Коца не прекращая своего занятия.

-Блин, и долго мы здесь провалялись? - спросил Малой, с беспокойством ощупывая скулу.

Коца машинально приподнял руку, чтобы посмотреть одним глазом на часы.

-О, часы пизданули, - равнодушно констатировал факт он.

Малой при этих словах полез в карман. Сначала в один, затем в другой....

-Бабла тоже нет.

Коца неопределенно хмыкнул.

-Ну ты как?

-Чё не видишь.

-Идти-то сможешь?

-Ноги вроде целы. А куда идти-то....

-Куда-куда.... К Саве, куда еще. Не в город же в таком виде ехать.

-Ну у тебя-то видок еще ничё, - Коца покосился одним глазом на приятеля. - А мне-то точно труба.

-У тебя правый глаз целый?

-Да целый он, только не открывается. Не видишь фонарь какой.

-Вижу. Главное глаз целый. Пошли! - Малой с трудом поднялся на ноги и стоял, держась за забор.

ПРОДОЛЖЕНИЕ. ЧАСТЬ 2

Категория: Шаг вправо, шаг влево | Просмотров: 676 | Добавил: dmkirsanof | Теги: Шаг вправо шаг влево | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar