Понедельник, 18.06.2018, 20:22
Приветствую Вас Гость | RSS
Вход на сайт
Друзья сайта
ГЕЙ ФОРУМ GAY LIFE

SEX GAY LIFE

LIVE GAY LIFE

SLOGAN GAY LIFE

LOVE GAY LIFE

STORY GAY LIFE

NEWS GAY LIFE
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Гей рассказы Погонщика

Гей истории, рассказы Погонщика

Главная » 2016 » Сентябрь » 25 » Лёха (часть 1)
09:59
Лёха (часть 1)

Встреча первая.

Этот погожий летний денек был отмечен с самого начала тем, что у меня прямо с утра возникло уже порядком подзабытое охотничье настроение, как я его называю. А это означало только одно: сегодня вечером в моем скромном холостяцком обиталище будет гость. Правда, придется для этого постараться, и, как минимум, поработать, но все усилия возместятся сторицей - свидетельством тому и было это самое настроение.

Я не ошибся только в одном - гость действительно появился, причем, довольно быстро. Беда лишь заключалась в том, что этот гость был страшно далек от геевской тематики, более того - он и меня считал (и до сих пор считает) крутым натуралом. Проще говоря, гость - а его звали Андрюхой - был моим закадычным другом, естественно, натуралом до мозга костей, и встрече с ним я был действительно рад. В глубине души шевельнулся лишь червячок сожаления - "ну вот и подвело меня мое охотничье настроение".

Андрюха жил в райцентре и приезжал ко мне довольно редко. Поэтому приезжая, всегда оставался у меня ночевать - нам никогда не хватало время на общение, да и состояние его после проведенного со мной дня, мягко говоря, оставляло желать лучшего.... А день предстоял хлопотный - поиски запчастей для его "ванны" на автомобильной барахолке, обильные пивные возлияния, пляж, неизменные девочки, вообщем, весь арсенал того, чем занимаются два натурала, когда у них есть вагон времени и столько же денег. А что делать? Приходилось во всем этом участвовать, дабы в его голове даже и мысли "кощунственной" не промелькнуло. Утешало лишь одно - до конкретных действий с девушками у Андрюхи, а, следовательно, и у меня, дело никогда не доходило: мешала неуемная тяга к пиву. Следовательно, с этой стороны мне переживать было нечего, а все остальное можно было и потерпеть - не так уж и часто ко мне приезжает закадычный друг.

Андрюха был парнем жутко симпатичным - маленький, подвижный и очень привлекательный. Прямые русые волосы, хитрые зеленые глаза, чуть скуластое лицо - в свое время я на него "запал" по страшному. Но тогда - а это было лет восемь назад - опыта охмурения натуралов у меня не было и в помине. Приходилось лишь затаенно вздыхать и мечтать о нем. И как в таких случаях бывает, я неосознанно искал сближения с ним. Вскоре мы подружились и стали "не разлей вода". Но вот что странно: моя сексуальная тяга к нему улетучивалась пропорционально моему с ним сближению. И, в конце концов, когда мы поселились вдвоем на снятой общими усилиями однокомнатной квартире, эта самая тяга пропала совсем. Никакого влечения, как будто и не было. Одна лишь глубокая привязанность, как к другу, которая осталась и поныне.

И хоть и было у нас с ним много общего - в характерах, в поведении, во взглядах на жизнь - я и мысли не допускал рассказать ему всю правду о себе (хотя, думаю, он бы все понял). Вот и приходилось корчить из себя крутого натурала всякий раз, когда он ко мне приезжал. Справедливости ради скажу, что эта роль для меня совершенно не в тягость - за все время своего такого "двойного" существования я настолько хорошо с ней свыкся, что играл ее безупречно.

День наш с Андрюхой пролетел быстро и весело. Купили все, что ему было необходимо. Попили пива, покупались в речке. Прокатились на теплоходе в компании торговых работников и отмечавших свой праздник пацанов - мореманов, Вот что странно: почему день торгового работника совпадает по времени с днем ВМФ? Уж логичнее было день рыбака, там, к примеру, к ним приплести или день Нептуна, на худой конец, или как он там называется. Но, тем не менее, было весело и не в напряг.

И вот - вечер. Мы на набережной. А там намечалось какое-то грандиозное шоу с участием столичных знаменитостей - не то группы "IFK", не то "Руки Вверх", не то еще кого-то. Короче, народу было тьма тьмущая, в основном молодежь, тусующаяся с пивом, скейтбордами и роликами в ожидании начала действия. У нас сразу же пропало всякое желание ехать домой, хотя, до этого собирались. Было решено накупить еще пива и расположиться на изумрудной травке. Так и сделали. Андрюха начал как привязанный, провожать движением головы всех симпатичных девчонок, проходящих мимо, я же осторожно, дабы не быть замеченным, разглядывал через темные очки группу молодежи, расположившуюся по соседству с нами. По всей видимости, это были солдаты в увале, так как среди их непритязательного гражданского прикида выделялись зеленые кителя и пятнистые х/б. Они были уже порядком навеселе, впрочем, как и большинство присутствующих, и оглашали поляну громким хохотом и призывными воплями, попивая какую-то подозрительного цвета жидкость из пластиковой бутылки. "Эх, какой прекрасный шанс завязать знакомство, - подумал я, покосившись на Андрюху. - Сейчас бы познакомился, потом пришел в часть, потом еще, а после - ко мне домой. Пацаны они простые и компанейские, это видно. Блин! Неужели мое охотничье настроение дало сбой. Ведь никогда такого не было. Но сегодня, судя по всему, произойдет. И нажремся мы с Андрюхой пива дома и завалимся спать, там, где сидим, и - все. А как было хорошо утром, какое было предчувствие..." Нет, я ничуть не злился на Андрюху из-за этого, просто мне еще до конца не верилось, что сегодня день закончится вхолостую для меня. Вернее, не хотелось в это верить. Не хотелось, и все тут! Но трезвым сознанием, сидевшим глубоко-глубоко, я понимал, что по-иному и быть не может. Во всяком случае, сегодня...

Но дело к этому и двигалось. На сцене началось какое-то феерическое действие с громкой музыкой, надуванием шаров и голосящими, как по покойнику, малолетками женского пола (наверное, все-таки выступали "Руки Вверх", только у них такая страшно визжащая аудитория). Андрюха пошел за сигаретами и вскоре вернулся, да не один, а с какой-то юной девой с широко открытыми кукольными глазами. Кукольными они были потому что она их то медленно округляла, то так же медленно хлопала ими - ни дать, ни взять - какая-нибудь магазинная Анжела. "Начинается утро в деревне", - обреченно подумал я, а сам же открыто и любезно заулыбался им и принял самое активное участие в завязавшейся беседе. Дева была не прочь поехать к нам, у нее была подруга, которая визжала и прыгала где-то около сцены и которая тоже - она в этом уверенна - не откажется от ночного рандеву. Подруга, по-видимому, предназначалась для меня, так как Андрюха, задрав хвост, всячески увивался вокруг своей новой знакомой. "Тоска-а-а-а", - подумал я. Но делать было нечего - приходилось всячески поддерживать это бредовое начинание. Особо можно было не боятся - дома, как оно бывало неоднократно, Андрюха нажрется пива и уснет, совершенно забыв про свою гостью. Я же, поразвлекав их немного для приличия, аккуратно выставлю за дверь. "Может, как-нибудь пресечь это дело еще на корню", - шевельнулась в голове мысль. Но как?

Выход из положения нашелся сам собой. Андрюхина спутница захотела шоколаду (странное хотение, особенно, если учесть не спадающую жару). Сам он изъявил немедленное желание этот самый шоколад ей достать, и они, пообещав скоро вернуться, да не одни, а с подругой-фанаткой, неторопливо удалились. Прошло полчаса, в течение которых я, уже особо не стесняясь, наблюдал за солдатами неподалеку. Мутная жидкость в пластиковой бутылке оказывала на них поистине убийственное действие - то один, то другой, после ее употребления валились на траву и, по-видимому, там и засыпали. Количество еще державшихся на ногах катастрофически уменьшалось, да и те, мягко говоря, являли собой плачевный вид. К ним еще можно было подойти, но меня удерживало возможное появление Андрюхи. Но странно - его все не было. А время прошло около часа. Я сильно не волновался - все равно придет, куда он денется. И пиво, и, главное, ключи от квартиры, у меня. Солдатики неподалеку вскоре позасыпали практически все. А те, кто еще кое-как держался на ногах, спотыкаясь и падая друг на друга, отправились куда-то бродить. Финита ля комедия! Пиво тоже кончилось. С момента ухода Андрюхи прошло уже полтора часа. Пора было действовать. Я поднялся с травки, последний раз оглядел окрестности - не увижу ли его - и не спеша пошел вдоль набережной, к видневшемуся неподалеку парку.

"Ну и сам виноват, - думал я, поглядывая по сторонам. - За полтора часа-то мог и подойти, предупредить, на худой конец". Я шел к летнему кафе, которое находилось в зарослях акаций, и было практически не заметно с улицы. Это было наше любимое с Андрюхой место и шагая туда, я решил подождать там еще около часа. Если он не совсем еще в ауте, то увидев мое отсутствие, должен был туда прийти. Кафешка была маленькой и уютной и находилась она под открытым небом. Полупустые столики, тихая музыка, любимое пиво - это место всегда вызывало у меня симпатию.

Вот и в этот раз, купив большой бокал пива, и взяв пепельницу, я устроился в дальнем конце площадки, лицом к входу, и сделав первый глоток, не спеша огляделся. Народу было не много - в основном воркующие парочки. Но было и то, что сразу привлекло мое внимание. Это был молоденький парнишка, сидевший слева от меня, так же как и я, пивший пиво и постоянно поглядывающий на вход. "Ага!", - подумал я и знакомое "охотничье" чувство всколыхнуло душу. Сняв ставшие бесполезными темные очки, я, не таясь, рассмотрел своего соседа. Хоть и был парень немного не в моем вкусе, но представлял собой прехорошенький экземплярчик. Темные волосы, стриженые ежиком, прямой нос, большие глаза, маленький, хорошо очерченный рот. Но бросилось в глаза не это. Особую привлекательность ему придавали брови. Большие, дугообразные, они сходились к переносице и совершенно не портили общую картину. Дополняло все маленькие подростковые усики, даже не усики, а так, темный пушок над верхней губой. При такой внешности парень отнюдь не казался хмурым или мрачным (обычно, сросшиеся брови делают таковыми людей). Наоборот, лицо его было открытым и привлекательным, наверное, из-за больших глаз, взгляд которых был постоянно направлен на вход в кафе. Одет был он как обычно, я имею в виду так, как одеваются чуть ли не поголовно все его сверстники - спортивный костюм, кроссовки. На столе лежала кепка - короче, обычная униформа.

"Если он девку ждет, то дело мое швах, - подумал я. - А если кого другого, то здесь еще можно повоевать. А если не ждет? А просто так глядит на вход, оттого, что сидит туда лицом, оттого, что делать нечего". Сидеть и рассуждать так можно было до посинения - следовало начинать действовать. "Хотя бы узнаю у него, кого он ждет, а уж дальше и видно будет, как поступить", - подумал я, вставая с места и направляясь за очередной кружкой пива.

Возвратился, сел на место и, достав пачку сигарет, демонстративно похлопал себя по карманам, как бы в поисках "забытой" зажигалки. Потом, подняв голову, посмотрел в растерянности направо, где ворковали парочки, и налево, где сидел парень. Он взгляд мой почувствовал и, повернув голову, посмотрел в ответ. "У тебя огонька не найдется?", - сразу же спросил я, подняв вверх брови, как бы выражая своим видом некоторое замешательство. Тот молча поднялся со своего места и, подойдя к моему столику, протянул простенькую зажигалку. "Спасибо", - я щелкнув, подкурил и протянул ему. И уже открыл было рот, чтобы сказать что-нибудь, или спросить, но тот опередил меня. "А сигареткой не угостишь?", - спросил он, кивнув на пачку "CAMEL". "Запросто", - ответил я и подвинул пачку к нему. "Хуже некуда - ждать и догонять. Да?", - спросил я улыбаясь, едва тот закурил. "Точно", - ответил парень и улыбнулся в ответ. "Я вот тут с приятелем разминулся, - продолжал я. - Теперь жду его и пиво попиваю". И я посмотрел на него снизу вверх, поскольку тот еще продолжал стоять около моего столика, затягиваясь сигаретой. "Да ты садись, что стоишь-то", - и подвинул ему ногой стул. Сел. "А я прапора жду с корефаном", - ответил он, обернувшись на вход. Вот это да! По ходу, мой знакомый - срочник. Не ожидал. А он, меж тем продолжал: "Они за водкой ушли, а мне сказали тут ждать. Вот и жду. Уже час прошел", - и он посмотрел на часы. "Так ты служишь, да?", - спросил я, скорее для острастки. Он кивнул. "Давай ждать вместе", - бесхитростно предложил я. Он пожал плечами: "Давай". Познакомились. Парня звали Лешой, и служил он здесь, в городе, в части, которая располагалась неподалеку от пристани. "Это что, у вас, увольнение такое?", - спросил я, когда было куплено по очередному бокалу пива. Он опять пожал плечами: "Да нет, какое увольнение, так, самоход". "Вместе с прапорщиком?", - я широко улыбнулся. Он засмеялся: "А что? Он - мужик хороший. Сам решил расслабиться сегодня и нас с собой прихватил". "Странный, однако, прапорщик, - подумал я вн имательно, исподволь рассматривая своего нового знакомого. - Скорей всего тоже недавний срочник и, по-видимому, их ровесник, ну, может, чуть-чуть постарше". А внешность Лехи при ближайшем рассмотрении оказалась очень даже интересной. В первую очередь, глаза. Они были ярко-зеленого цвета. Представляете себе, темные, почти черные волосы и зеленые глаза - такое встретишь не часто, а, вернее, практически никогда. Глаза эти излучали сдержанную доброжелательность, и вообще, парень производил впечатление открытого простого человека, что, безусловно, нравилось мне.

Разрывать или прекращать с ним знакомство не хотелось. Я имею в виду то, что уходить я отсюда не собирался. Тревожила лишь мысль, что Андрюха в самый неподходящий момент мог завалиться сюда, и тогда процесс общения с Лехой можно было считать законченным. С другой стороны, предложи я ему пойти прогуляться для начала, он по любому не согласится - будет ждать тут своего прапорщика до упора. Вот и приходилось ждать вместе с ним, уповая на то, что его компания придет быстрее моего Андрюхи. А потом уже можно будет, познакомившись со всеми, куда-нибудь забуриться, хотя бы к ним, или с ними. Такие примерно мысли витали у меня в голове. Не сказать, что я строил в отношении Лехи какие-нибудь планы, хотя парень мне конечно приглянулся. Что сегодня у меня ничего не получится, это я знал точно. Ну а просто познакомиться с человеком со всеми вытекающими из этого последствиями - это было вполне мне по силам, более того, это было и единственное, что можно было предпринять в этой ситуации.

Уж о чем мы с Лешкой говорили, я и не упомню - все-таки целый день, проведенный в обнимку с пивом давал о себе знать. Но то, что мы с ним о чем-то беседовали, причем, наша беседа носила довольно оживленный характер - это точно. Покупали еще пива, кажется шашлыки, вообщем было хорошо и легко. Леха периодически поглядывал на вход в кафе, увитый плющом, я - тоже. Прикольно было то, что мы оба ждали одних и тех же. Хотя я неоднократно выражал свое "бурное" недовольство отсутствием Андрюхи, мысленно уповал на то, чтобы он подольше задержался со своей новой пассией, а еще лучше - пошел к ней в гости (она жила в общаге - об этом она сообщила еще тогда, когда мы сидели на полянке).

"Слушай, Леш, а они придут вообще?", - спросил я, когда общее время, проведенное в этом кафе, подходило к двум часам. "Придут, - он убежденно кивнул головой. - Они меня здесь не бросят". И словно в подтверждение его слов на входе в кафе показалось двое. Едва их завидев, Леха призывно замахал рукой, а мне торжествующе сказал: "Вот видишь, я же говорил". Я же с интересом рассматривал Лехиных дружков, которые нетвердой походкой приближались к нашему столику. Один из них был прапорщик - это было видно по возрасту и по его манере держаться. Как я и думал, он был не намного старше своих подчиненных - года двадцать три - двадцать четыре. Облаченный в гражданку, он и хоть был заметно пьян, но держался прилично. Немного полноватая на вид фигура, выражение лица простое, деревенское - вообщем ничего начальственного в нем не было. Зато его спутник... Он был бурят по национальности - их видно сразу. Тоже в спортивной униформе, но зато какой он был пьяный - мама дорогая! Едва зайдя под сень акаций, которыми было обсажено кафе, он запнулся об столик и грохнулся на землю вместе с ним. Прапорщик суетливо стал его поднимать. Леха, вскочив со своего места, бросился ему помогать. Вдвоем кое-как они подняли этого бурята и под ручки подвели к нашему столику. Как этот парень до этого самостоятельно шел, для меня осталось загадкой, так как, они его не вели, они его практически волокли. А тот, полузакрыв раскосые глаза свои, совершенно обмяк у них на руках, всецело отдавшись их воле. Подошли. Усадили. Мы познакомились. Прапорщика звали Славой, с бурятом я предпочел пока не знакомится, так как тот, сразу же, как его усадили, благополучно уснул на стуле, опустив голову и уронив руки. "Вы чего так долго?", - сразу же задал вопрос Леха обиженным тоном. "Чего-чего, - недовольно проворчал Слава. - Купили мы бутылку. Так этот - он кивнул на бурята - пристал ко мне: давай выпьем, давай выпьем...". "А я?", - удивленно и еще обиженнее спросил Леха. "Вот и я ему говорю: там же Лешка нас ждет. А он девок увидал и бросился с ними з накомиться, - прапорщик виновато вздохнул и продолжил, - Ну, короче, выпили мы водку с этими девками, потом еще купили. Вот его и развезло", - он опустил голову. "А девки тогда где же?", - задал вполне резонный вопрос Леха. Прапорщик еще тише ответил: "Ну они, как увидели, что его развезло, а тем более, этот болван еще и проговорился, что он служит в части, так и чухнули от нас, только их и видали. Водку допили, твари, и в кусты пошли, по своим делам, якобы. Ну и все". Я еле сдерживал смех - уж до того комично было слушать со стороны их диалог. "Но ты не расстраивайся, - продолжал Слава, повеселев. - Я тут на последние гроши читок купил. Специально для тебя. На!", - и он торжественно протянул бутылочку Лехе. "А с этим что делать?", - спросил Леха, рассматривая этикетку. "А пес его знает!", - в сердцах ответил прапорщик и потом продолжил, обращаясь уже ко мне: "Вот, представляешь, навязались на мою голову. Давай клянчить - возьми, да возьми нас с собой. А теперь как этого кадра в часть вести - ума не приложу". "А ты попробуй ему нашатыря в стакан с водой, капель пять-шесть. Должен прийти в себя", - ответил я. "А что? Это идея! - воскликнул Славка. - Ну, это только когда мы в часть пойдем, а пока пусть лежит, отходит". Словно в подтверждении его слов, бурят зашевелился, потом медленно наклонился, и не успели мы и глазом моргнуть, как он сверзился со стула на пол, зацепив ногой и столик, на котором стояла вожделенная читушка. Ба-бах! Читок грохнулся на цементный пол. Водка струйками потекла во все стороны. Посыпавшиеся на голову бурята маты, я благоразумно опущу - их не то, чтобы неудобно, их просто невозможно воспроизвести. Сам я уже больше не мог сдерживаться и от души захохотал. Моему примеру последовал и Леха. Один только Славка мрачно взирал на осколки бутылки и на поверженного бурята. А тот, видимо от удара о твердый пол, пришел в себя, и подняв голову из положения лежа, очумело завертел ею. "Чё лежишь, - накинулся на него Славка. - Вставай, скотина пьяная, вечно ты все обсеришь". Тот с видимым усилием поднялс я и встал около стола, покачиваясь и держась за его краешек. "Смотри опять стол не свали, - рявкнул Славка и с выражением добавил, - С-свинья!". "Ну что ты, Слава, - заплетающимся языком пробормотал бурят. - Подумаешь, столик свалил", - и он невинно посмотрел на него. "Столик? - опять рявкнул Славка. - Да манал я твой столик вместе со стульчиком. Ты на это посмотри", - и его перст обличающе уткнулся в жалкую лужицу водки на полу. "А что это?", - самым невинным голосом осведомился бурят. "Нет, сил моих больше нет, - обратился ко мне прапорщик. - Чтобы я еще когда-нибудь взял их с собой.... Да не в жизнь", - твердо закончил он. "Да ладно тебе, Славка, расстраиваться, - убежденно сказал я. - Сейчас новый читок возьмем. Делов-то". "А-а-а, на какие шиши?", - протянул он. Вместо ответа я молча встал и прошел к барной стойке. Следовало начинать притворять свой план в действие. Поэтому, купив три стакана пива, я возвратился обратно. За столом в мое отсутствие, видимо происходила воспитательная беседа. Бурят, а его звали не то Батыр, не то Бахыт, не то Компот, вообщем его называли Борькой, сидел с понурой головой. Леха же, тот наоборот, сиял, как медный самовар на именинах. "Ладно ты, Слав, прекрати Борьку ругать, он больше не будет, да?", - спросил я, уже обращаясь к виновнику разгрома. "А ты кто?", - Борька поднял на меня мутные раскосые глаза. Но мне не дал ответить Слава. "Завороти е.....!", - он стукнул кулаком по столу. Леха прыснул в кулак, на Борьку же это не произвело ровным счетом никакого действия, он опять уронил голову, и, наверное, снова заснул.

 

 

 

"Вот что, ребята, - начал я, когда все пригубили по первому глотку пива. У меня есть план. Да не тот, не тот, - продолжил я, усмехнувшись, когда Славка при слове "план" удивленно посмотрел на меня. - Видите, дело в том, что я жду здесь своего корефана. Вернее, ждал, - поправился я. - Сейчас, по-видимому, он уже не придет. Поди, с какой-нибудь шмарой зависает. Но все это не важно. Важно то, что у него в кармане ключи от квартиры, в которой я, по идее, должен был ночевать сегодня. Вот такие дела. Так что идти мне не куда. Давайте наберем водки, пива, закуски и рванем к вам. Деньги у меня есть, от вас только кров, от меня - все остальное". Произнеся эту тираду, я отхлебнул большой глоток пива и посмотрел на собеседников. Идея с ключом от квартиры пришла мне в голову совершенно спонтанно и была удачным, я считал, ходом. А все остальное, я имею в виду некоторую наглость, с которой я набивался в гости, можно было простить. Пацаны они были простые, тем более, и я, и они, хорошо поддатыми, и это мое предложение не вызвало явного отторжения - это я увидел по их лицам.

Лешка посмотрел вопросительно на прапорщика и неожиданно спросил его: "А меня с собой возьмете?". О как! Мало того, что Славка, а он был здесь, несомненно, старшим, еще не сказал ни да, ни нет, так Леха уже сам был не прочь продолжить гулянку. Собственно, все это и затевалось ради него, и если бы он отказался, или его бы Славка не взял, к примеру, вся эта гулянка не имела смысла. А так.... Пятьдесят процентов успеха уже в кармане и я в ожидании посмотрел на Славку. Леха тоже уставился на него своими зелеными глазами. Слава же по очереди посмотрел на нас и ответил, ухмыляясь Лехе: "Куда ж без тебя-то? И этого балбеса брать с собой придется, в казарму же я вас в таком виде не пущу". Значит, все ОК! Значит, я сегодня буду ночевать у Славки. Отлично! "Так а ты в общаге живешь?", - спросил я. За Славку ответил Леха: "В офицерской, вдвоем с долбанутым спортсменом", - и он иронично усмехнулся. "Это как?", - поднял я свои глаза на Славу. Тот нехотя ответил: "Да подселили ко мне одного кадра. Тоже прапорщик, спортсмен... Вообщем, сам увидишь. Вот этого как волочь, я не знаю", - и он кивнул на Борьку. "Сейчас попробуем привести его в чувство", - я поднялся со своего места и подошел к барменше. Через минуту вернулся со стаканом воды, в которую было добавлено несколько капель нашатыря из аптечки. "На! - я протянул стакан Славе. - Попытайся в него это влить", - сам же преспокойно уселся на место. Следующие пятнадцать минут прошли в бесплодных усилиях влить это лечебное пойло в Борьку. Разлив больше половины ему на костюм, эти попытки все-таки увенчалось успехом. Следующие пятнадцать минут мы в немом ожидании смотрели на него, ожидая результата целебного вливания. "Ты потормоши его", - предложил я Славке, когда стало ясно, что Борька самостоятельно встанет не скоро. Прапорщик так и сделал. Борька с трудом разлепил и без того узкие глаза и хрипло спросил: "Где это я?". "Пошли в часть", - вместо ответа Славка рывком приподнял его со стула. Против ожидания, Борька самостоятельно стоял на ногах и даже был спо собен идти.

Ну вот мы и двинулись. Про Андрюху я уже и не вспоминал. Видимо, он действительно решил провести ночку у той девки, и с этой стороны мне волноваться было не чего. Утром он все равно придет ко мне домой, там все и выяснится. Но душу все-таки грыз червячок сомнения: а вдруг он ждет меня около дома, вдруг он не догадался прийти в это кафе. И тогда ему, получается, негде будет ночевать. Но, немного поразмыслив, я отогнал от себя эти мысли - где ночевать Андрюха найдет. У него неподалеку от меня жила тетка, а что касается, червячка сомнения - то сам виноват. Я его два часа на полянке прождал.

Придя к такому выводу, я полностью переключился на компанию, шедшую рядом со мной. Кажется, действие нашатыря стало ослабевать, или же желудок Борьки выплеснул в кровь новую порцию алкоголя - во всяком случае, походка его начала становится все более заковыристой и синусоидной. Леха вызвался его поддержать, и подойдя к нему, взял того под руку. "Слушай, мы так не скоро дойдем", - сказал я шедшему рядом со мной Славке. "А что делать?", - тот пожал плечами. "И еще знаешь, Слав, что надо? - я немного придержал его. - Короче у меня деньги на карточке. А по ней надо получать в банкомате. А тот находится в центре. Давай вот что сделаем. Ты поедешь с Борькой домой к себе, а мы с Лехой съездим, их получим и вернемся позже уже со всем необходимым. Он же знает к тебе дорогу?". "Знать-то знает, - Славка остановился и раздумчиво почесал затылок. - Только поехали лучше с тобой, а они пусть идут, тут недалеко осталось". Черт! Ну что я ему мог сказать на это? Что я хотел бы прогуляться непременно с Лехой? Не вышло. А явно отказываться от его компании - нет, я еще не совсем из ума выжил. Пришлось согласиться и даже "обрадовано" закивать головой. "Давай так, так даже будет лучше", - с энтузиазмом сказал ему я. Славка легонько свистнул. Леха с Борькой, ушедшие вперед, остановились. Мы их быстро нагнали. "Вот что бойцы...", - Славка коротко обрисовал им ситуацию, обращаясь в основном к Лехе, так как Борька оставался в полу невменяемом состоянии. "Ладно Слава, договорились", - ответил ему Леха и добавил, обращаясь ко мне: "А вы скоро придете?". "Скоро, Леш, - ответил я ему. - Сейчас на тачке туда, и так же оттуда. Только вы, чур, не спите!". "Я-то не буду, а этот пускай дрыхнет, - ответил Леха и снова обратился к Славке. - А твой долбанутый спортсмен нас пустит?". "Куда он денется, - самодовольно ответил Славка. - Скажите ему, что я следом иду. А если он будет в это время бегать по стадиону, то - на, вот, возьми ключ", - и он протянул Лехе маленький плоский ключик.

Наконец, все перипетии были улажены, и мы, проводив Леху с Борькой, вышли на дорогу голосовать. Дальше не было ничего интересного. Мы благополучно добрались до центра, сняли деньги, быстро накупили все, что было нужно в ближайшем супермаркете, и так же благополучно вернулись почти к самым воротам части. По пути я расспрашивал Славку о службе, плавно стараясь перевести стрелки на Леху. Но ничего любопытного я про Лешку не узнал, равно как и про Славку самого тоже. Ну и ладно. Славка-то меня волновал постольку поскольку, как бы являясь связующим мостиком к Лехе, а, вот, последний.... Тут надо было потрудится. Я чувствовал, что с наскоку-напрыгу с Лехой ничего не выйдет. Надо было действовать аккуратно и осторожно, выверяя каждый свой шаг. Поэтому, сегодняшняя моя гулянка в их компании будет носить чисто ознакомительный характер. А дальше будет видно. Во всяком случае, в гости к ним я еще напрошусь. Это обязательно. А далее - можно будет и Леху к себе зазвать.... Ну вот, план-минимум был составлен и я с легкой душой окунулся в незнакомую мне обстановку офицерского общежития...

Общага эта, даром, что называлась офицерской, ничем не отличалась от сотен ей подобных. Коридорного типа. Наполовину перегоревшие лампочки, и этот присущий, наверное, каждому общежитию смешанный запах подгорелого масла, туалета и не просохших детских пеленок. Короче, как и везде. Мы поднялись на третий этаж по давно немытой лестнице, и пройдя немного по коридору, очутились у ветхой деревянной двери с номером "33" на облупившейся краске. Слава небрежно постучал в нее кулаком. Музыка, до этого доносившаяся оттуда, сразу стихла, и через мгновение на пороге открытой двери стоял Леха и широко нам улыбался. "Ну что тут у вас?", - небрежно спросил Слава, проходя в комнату. "Все нормально, - ответил Лешка, закрывая за нами дверь. - Придурок твой еще по стадиону бегает, а мы, вот, с Борькой вас дожидаемся, музыку слушаем". Разувшись, Славка прошел к столу и начал выкладывать содержимое пакетов. Я последовал его примеру, попутно с любопытством оглядываясь. Комната была небольшой. В двух противоположных углах стояло две кровати, застеленные солдатскими одеялами. Между ними - телевизор и музыкальный центр. Прямо напротив входа - массивное кресло и обеденный стол. Ну, там, полочки всякие, этажерки, холодильник - короче, не знал бы я, что здесь военные живут, вполне бы принял это жилище за обычную студенческую обитель. Над одной из кроватей на стене было пришпилено на кнопки несколько плакатов и вырезок из журналов, изображавших бодибилдеров всех мастей и цветов. Над противоположной кроватью висела глянцевая картинка с сиськастой девицей. Вот и все убранство.

Леха со Славкой быстро и сноровисто распаковывали всевозможные пакетики и баночки, что мы накупили в магазине. Борька же, по-видимому, немного пришедший в себя, сидел на кровати и с интересом смотрел на меня. "Ну что, отошел немного?", - спросил Славка, глядя на того через плечо. Борька кивнул. "Только голова болит немного", - и он поморщился. "Ну, это-то дело поправимое, - сказал Слава весело и продолжил, протягивая тому внушительную кастрюлю. - На, вот, сходи за водой, сейчас пельмени варить будем". Борька послушно поднялся, и вздыхая на каждом шагу, поплелся в умывальник. Тем временем, приготовления к "пиршеству" общими усилиями были закончены, стол был поставлен на середину комнаты, на нем возвышалась немного запотевшая бутылка водки в окружении всевозможных блюдечек со снедью и разнокалиберных стаканов. Совершив нехитрый маневр, я оказался сидеть рядом с Лехой, на кровати. Славка с Борькой - напротив. "Ну что? Начали!", - и Слава, потирая ладошки, откупорил бутылку...

Было легко и весело. Разговор шел на производственно - военные темы: про недавние учения, про какой-то там Борькин залет, в результате которого он схлопотал пару нарядов, про сволочей - командиров, которые не дают спокойно спать Лешке (а он, оказывается, возил на машине одного из начальников). Я с удовольствием слушал весь этот треп и даже участвовал в нем. Краем глаза я постоянно наблюдал за Лешкой - как он пьет, как себя ведет и.т.д. Пил он на удивление немного, даже ухитряясь изредка пропускать. И вел себя, в отличие от того же Борьки, скромно и не нагло. А последний, видимо, стойкостью по отношению к алкоголю не отличался, так как вскоре после начала нашего застолья стал пускать слюни и молоть всякую чушь. Мы на него внимания не обращали, разговаривая с Лешкой и Славкой о "непростой" солдатской жизни.

"Кстати, Слав! А что за спортсмен у вас здесь живет и где он сейчас?", - спросил я, посмотрев на картинки с культуристами. "А-а-а... - протянул Славка, улыбаясь и глядя на часы. - Сейчас сам увидишь. Он уже скоро должен подойти после своих тренировок". "Что, не пьет, не курит, и баб не того?", - спросил я. "Во-во, в самую точку, - вскинулся Леха. - Мало того, он у нас в роте старшина. Прямо прохода не дает мне. Если бы не Слава, не знаю, что бы я делал". "Ого! Это интересно, - подумал я про себя. - Как это проходу не дает. Что за этим кроется? Хотел бы я взглянуть на этого кадра". И словно в подтверждении моих слов, в дверном замке заскрежетал ключ, дверь с силой распахнулась, и на пороге предстал.... Сказать, что он был красив, это значит ничего не сказать. Он был чертовски красив. Он был красив безумно. В проеме двери стоял мускулистый атлет с обнаженным, великолепно слепленным торсом. Широкие плечи, мощная грудь, плоский живот с кубиками пресса. Небольшого роста, коренастый, сильные руки со вздутыми бицепсами, на которых выделялись дорожки вен. Что самое главное - светлые волосы, прическа со стильной челкой, которая спадала ему на лоб. И пронзительные голубые глаза. Глаза, которые по очереди обводили всех нас: Славку, насмешливо прищурившегося, с вилкой в руке, Борьку, мутно глядящего в пространство, Леху, исподлобья смотревшего на него, и меня, нацепившего на себя свою самую дружелюбную улыбку. Коротко кивнув всем, и одновременно никому, атлет прошел к своей кровати, и взяв большое полотенце, так же молча из комнаты удалился. "Ну что, видал?", - спросил меня Лешка, едва за тем захлопнулась дверь. "А что он такой молчаливый?", - спросил я первое, что пришло на ум, дабы скрыть свое замешательство. "Он постоянно такой, - ответил мне Славка. - Слова с него не вытянешь. А если и вытянешь, то только про свое железо, правильное питание, и вред курения и алкоголя". "Ну и дурак он, - коротко резюмировал я. - Я, вот, тоже этим самым занимаюсь. И курю, как видишь, и пью. И тренер мой, кстати, ана логично. А он помощнее его будет", - и я кивнул на закрытую дверь. "Во-во! - оживился Славка. - Он сейчас из душа придет, ты ему и объясни все это". Из душа! Внутри сразу сладко заныло. Как бы я хотел очутиться с ним вместе. Там. В душе. И потереть ему мощную спину. И поласкать его крепкую грудь. Но, черт возьми! Это все из области несбыточного. А Лешка - вот он, рядом. И хорошо ко мне относится, и, скорее всего, будет не против.... Когда-нибудь... "А почему, собственно, несбыточное? - размышлял я про себя. - Очень даже может быть. Терпение и труд, как говорится, все перетрут. Нужно только время. А оно у меня есть... С другой стороны, за двумя зайцами погонишься.... Нет, лучше синица в руках. Чегой-то меня на пословицы пробило? - я ухмыльнулся. - Не иначе, как под впечатлением увиденного. Нет, решено, Леха - это первое и самое главное. А тот от меня никуда не денется". "Чего улыбаешься?", - Леха поймал мою ухмылку и вопросительно смотрел на меня. "Да вот, подумал, как вы с ним здесь уживаетесь", - я кивнул Славе. "Как-как... - проворчал он, пережевывая пельмень. - Так и живем - каждый сам по себе и внимания друг на друга не обращаем". "Был бы я на твоем месте.... - я мысленно закатил глаза. - Уж я бы обратил бы внимание. Самое пристальное".

Дверь опять открылась. На пороге стоял атлет. Мокрый, после душа, с перекинутым через плечо полотенцем. Опять обведя взглядом комнату, он прошел к окну и рывком распахнул его. "Слава, ты бы хоть окно открывал, что ли", - и я впервые услышал его голос. Голос этот настолько не вязался с его фигурой, что я даже немного опешил. Мягкий, мелодичный, спокойный, даже немного равнодушный - в этом голосе не было даже и намека на какую-нибудь эмоциональность. Чудеса! Славка же совершенно проигнорировал его замечание, а вместо этого сказал: "Олег, давай к нам подсаживайся, поешь хотя бы, если пить не хочешь". Олег посмотрел на порядком уже опустевший стол, и улыбнувшись, покачал головой. "Да я не голоден". Потом взгляд его спокойных голубых глаз переместился на Лешку, и в этих глазах появились две маленькие льдинки. "Савинов, а тебе разве в казарму не пора? На дежурку могут в любой момент вызвать", - голос оставался таким же ровным и спокойным. Леха, до этого сидевший с опущенной головой, посмотрел на того исподлобья - хмуро и зло. Но вместо него ответил Славка, беспечно махнувший рукой: "Ты к нему не лезь сегодня, Олег. Он под моей ответственностью весь этот вечер. И ночь тоже. А на дежурку ты найдешь кого посадить. Что он пьяным поедет по городу, что ли?". "В том-то и дело, - загадочно ответил Олег и пожал плечами. - Смотри, дело твое. Я, если что, его не видел". "Договорились!", - и Славка, улыбаясь, стал разливать остатки водки. Повеселел и Лешка. Под столом он толкнул меня коленкой, и кивнув на Олега, скорчил веселую рожу. А рукой под столом сделал известный всем жест, связанный со сгибанием руки в локте. Я улыбнулся и подмигнул Лешке, сам же мучаясь мыслью, как мы будем сегодня здесь спать. Ну Славка, понятное дело, на своей кровати. Кто-нибудь один - в кресле. А остальные? ПРОДОЛЖЕНИЕ. ЧАСТЬ 2

Категория: Лёха | Просмотров: 397 | Добавил: dmkirsanof | Теги: Лёха | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar